среда, 23 марта 2011 г.

Жду звонка... (Падеж существительного, управляемого глаголом)

"Я жду любви, как позднего трамвая" - это написано в начале ХХ века полузабытым ныне поэтом Семеном Кесельманом. "Я жду бабушку", "жду десятый троллейбус" - нередко говорим мы. Так каким же должен быть падеж существительного в подобной конструкции - родительным (любви, трамвая) или винительным (бабушку, троллейбус)? И что это за особые конструкции, допускающие вариантность падежей?
Сложности возникают при выборе формы падежа существительного, управляемого таким глаголом, который обозначает стремление к достижению цели. В этом случае существительное обозначает объект, на который направлено действие. И падеж существительного зависит здесь, главным образом, от того, определенным или неопределенным является этот объект.
Скажем, при глаголах ждать, ожидать, желать, искать, клянчить, просить, хотеть, требовать, спросить/спрашивать, дождаться/дожидаться и т. п. обычно употребляется форма родительного падежа, подчеркивающая неопределенность зависимого существительного: ждать звонка (от кого угодно), спросить совета (какого-нибудь), желать счастья (вообще) и т. п. Однако при названных глаголах возможен и винительный падеж управляемого существительного. Он употребляется для обозначения конкретных, определенных предметов. Сравните: просить денег (денег вообще, сколько дадут) - просить деньги (конкретную сумму), ждать телеграммы (некой) - ждать телеграмму (о которой известно, что она должна прийти), ожидать проверки (гипотетической, возможной) - ожидать проверку (назначенную, конкретную). В винительном падеже выступают существительные со значением лица, так как здесь всегда ясно, что речь идет о лице вполне конкретном, определенном: ждать подругу, искать Машу (искать Маши - устарелая форма).
Читать далее