суббота, 9 июня 2012 г.

...в результате нет, наверное, ученика, у которого не возникло бы стойкого отвращения к русскому языку как предмету

Как профессиональный лингвист я понимаю, что преподавание русского языка в школах просто чудовищное. Своей цели – если считать такой целью обучение грамотности – оно худо-бедно достигает, хотя, наверное, этой цели можно было бы достичь и какими-то более приземлёнными методами. Но вряд ли нужны для этого те, так сказать, «теоретические сведения», которые на уроках русского сообщаются, а сообщается их на самом деле довольно много (достаточно вспомнить все эти бесконечные «классификации предложений по цели высказывания», «типы придаточных», страшные и беспощадные морфологические и синтаксические разборы, и т.п.). Это, в лучшем случае, наука образца XIX века. А в худшем – вообще неизвестно что.
Вот, например, такой вопрос из учебника русского языка для 6-го класса: «Как называется тип речи, строящийся на перечислении признаков, свойств тех или иных предметов с целью их изображения?» Кто нибудь знает? Я – нет. И даже представить себе не могу, что тут надо бедному ребенку ответить. Я уж не говорю про суконный язык этого задания, но ведь в приведенной формулировке нет ни малейшего смысла!
Если бы студент мне стал говорить на экзамене что-то подобное про «тип речи», «свойства предметов» и особенно про «цель изображения», он бы просто получил немедленно двойку – за то, что не отучился употреблять бессмысленные сочетания слов. И, главное, зачем это всё 12-летним подросткам? А вот еще из того же учебника: «…составное сказуемое составляется из нескольких слов (не менее двух)…». Боюсь, это тот случай, когда неизвестно, что оказывается хуже – та наукообразная схоластика, которое преподается, чтобы всю жизнь потом лежать мертвым грузом (ну, или благополучно испариться после последнего экзамена), или полное отсутствие какого бы то ни было «теоретического» преподавания.
В результате нет, наверное, ученика, у которого не возникло бы стойкого отвращения к русскому языку как предмету. Уж лучше никак, чем так. Пытались писать экспериментальные учебники, некоторые из них неплохие, как, например, учебник под редакцией Михаила Викторовича Панова. Но в школьном образовании русский язык – это большая проблема, которую наше научное – и тем более педагогическое – сообщество решить пока, к сожалению, не готово, настолько тяжелый и мучительный этот груз. Хотя разговоры об этом идут уж которое десятилетие…

Владимир Плунгян,

доктор филологических наук, член-корреспондент РАН, профессор, заведующий отделом типологии и ареальной лингвистики Института языкознания РАН и отделом корпусной лингвистики и поэтики Института русского языка имени В.В. Виноградова РАН, специалист в области морфологии, африканистики и корпусной лингвистики

Читать полностью здесь