среда, 2 января 2013 г.

Кому он нужен -- этот электронный журнал?


ДНЕВНИК УЧИТЕЛЯ
Мнение о том, что электронный журнал чудесным образом облегчает жизнь учителю и сильно помогает родителям, явно субъективно.
Я даже думаю, что это мнение одного-единственного человека – нашего нынешнего премьера (на какой-то встрече с учителями Д. Медведев, помнится, сказал, что он контролирует успеваемость своего сына с помощью электронного журнала, и это ему кажется очень удобным). Он вообще любитель всяческих инноваций.
Но, положа руку на сердце, часто ли премьер пользовался электронным журналом? Ну, зашёл разок – понравилось. Почему же, как вы уже, наверное, догадались, не нравится сие новшество мне и многим (я, конечно, не скажу за всю Одессу) моим коллегам?
Если вы, дорогой читатель, думаете, что с появлением электронного журнала отменили бумажный, вы сильно ошибаетесь. Он, синий, со времён нашего босоногого детства, жив и здоров.
И его тоже нужно заполнять.
Причём в синем журнале должно быть отражено так называемое календарно-тематическое, то есть идеальное, планирование.
Кто же против идеалов?! Они должны быть. К ним надо стремиться. Вот только реальная жизнь с ними практически всегда расходится. То твой урок совпал с праздником. То на нём детям делали прививки. То дети ездили на экскурсию. То они просто не поняли тему, и ты потратишь на неё не один, а два, а то и три урока. Что поделаешь? Се ля ви.
В общем, никакой трагедии в этом нет: там дашь вместо классного домашнее сочинение, там – урок внеклассного чтения проведёшь на классном часе. Плохо другое. Идеальная картина (темы уроков, домашние задания, отметки), которая, повторяю, царит в бумажном журнале, должна точка в точку (буквально!) совпадать с записью в журнале электронном. А стало быть, как нетрудно догадаться, родители, войдя в электронный журнал, будут видеть не реальную, а всё ту же идеальную картину.
Например. На тему «Пословицы и поговорки» отводится один час. Но я вижу, как тяжело даётся детям – особенно тем, для которых русский язык не является родным, а таких теперь набирается от трети до половины класса (мало того что они не понимают отдельных слов и их нужно объяснять, дети не понимают – и его тоже нужно объяснять – всего выражения в целом и тем более его обобщённого смысла) – эта тема и, разумеется, трачу на неё как минимум ещё один час. А стало быть, следующая тема (в моём случае это «Маленький принц») реально «сползает» на дату ниже, «идеально» же остаётся на своём месте.
Родитель открывает журнал, видит у своего чада «3» по «Маленькому принцу» и выговаривает ребёнку: «Почему у тебя «3»? Зря, что ли, я покупал (а) тебе книжку?» Ребёнок пытается объяснить, что «3» у него не за «это», что «Маленький принц» будет на той неделе…
Родитель усматривает в этом уловку, ребёнок… Стоп! Я думаю, картинка более-менее ясна. И у меня тогда возникает законный вопрос: кому всё это нужно? Я имею в виду электронный журнал. Уж точно, как видим, не родителю. И, как мы видели, не учителю. А тогда кому?
Подозреваю, что, как всегда, проверяльщику. Ему, разумеется, удобней проверять именно электронную версию: нажал на клавишу – и готово. И из кабинете выходить не нужно.
Обескураженный читатель спросит: «Неужели всё так запущено? И неужели нет такого журнала, который бы отражал реальное состояние дел?»
«Почему нет? – отвечу я. – Есть». Это ещё один, третий, личный журнал учителя. Вот в нём всё по правде: и число, и тема, и отметки!..
«Слава богу!» – с облегчением вздохнёт читатель. А я позволю себе усомниться: какое уж тут облегчение с трёмя-то журналами!
Выпустив свой класс, я ушла из школы и два года работала репетитором, и вот теперь вернулась. И что? Сразу же почувствовалось, что бумаг стало, как теперь принято говорить, в разы больше!
Каждый шаг учителя (будь то урок или экскурсия) обставлен кучей бумаг. Тут задумаешься: а стоит ли делать этот шаг? Приведу маленький пример.
В программе по литературе для 5-го класса вся так называемая зарубежка стоит в самом конце, то есть приходится на май, самый, как известно, праздничный месяц в году. А стало быть, велик риск (или, как нынче принято говорить, риски) оставить детей без Экзюпери, Марка Твена и Джека Лондона. Я совершаю простую операцию: книгами из конца списка перемежаю русскую классику (например, в сентябре, после русских сказок, «прохожу» «Маленького принца»).
Скажите: кому от этого плохо? Проверяльщику. У него «не сходится»: зарубежная литература должна быть в конце. Мне говорят: либо перепишите своё планирование так, как это дано в методичке, либо приезжайте в методкабинет и оформляйте (это опять бумаги!) своё планирование как авторское.
Догадываетесь, что я выбираю?
Ну естественно! Переделываю, как в методичке, работаю по-своему, а в журнале пишу, как в методичке. Вы не запутались, дорогой читатель?
Тогда ещё об одной бумажке.
«График проветривания кабинета» называется. Скажите, неужели без неё я не открою на перемене окно? Дальше по степени абсурда – может быть только «График посещения туалета». А что? Пришёл проверяльщик, а учитель – в туалете. Непорядок.
…А вы говорите: электронный журнал!..
Все всё видят – и молчат.
Как в сказке Андерсена.
И где тот ребёнок, который скажет, что король голый?..

Инна КАБЫШ