воскресенье, 31 мая 2015 г.

Родной русский язык как иностранный, или Читать или не читать?

Илья Цейтлин:
Каждый словесник знает, что дети, изучая в школе Пушкина, с трудом понимают его поэтическую речь, словно это речь иностранца, а не основа современного русского литературного языка. При этом в обыденной жизни говорят между собой и с родителями, как правило, односложными и однотипными фразами, с бесконечным повторением одних и тех же слов. А те, кто работал в школе еще в советские времена, помнят, что речь Пушкина не вызывала на уроках вопросов, сложности были, чаще всего, с разъяснением мыслей и образов поэта. И говорили между собой в жизни хоть и смешными конструкциями, но богатыми разнообразной, порой придумываемой на ходу (по законам языка) лексикой. Отчего это? От того, что правильная русская речь появляется не сама по себе, а только при погружении в среду общения читающих людей. В советское время дети, читающие "дюдюктивы" и приключенческие романы, считались в школе "неначитанными".
Читали, обсуждали, играли в сюжеты книг... Люди, занятые чтением книги, были везде: в транспорте, на работе, на отдыхе... А теперь. Если читает каждый месяц, значит начитанный; если ребенок ходит с книгами про Гарри Поттера, или про влюбленных вампиров, или еще что-нибудь подобное, то тронутый таким зрелищем дома родитель, отвлекаясь от ящика или от компа, произносит про себя благодарственные слова школе, приучившей чадо к чтению.. Сейчас же среду общения по поводу книг приходится создавать в школе отдельно от современной "жизни" усилиями не только словесника, но и всего педколлектива. Потому что современная повседневная речь напоминает монологи Эллочки-людоедки. Из-за обилия эмоциональных, и, с точки зрения лексического значения, неточных слов, взятых из сленга, уголовного жаргона и компьютерных терминов... Кратко, весело, неопределенно, обтекаемо и потому без претензий на продолжительный диалог. Вот почему правильную речь теперь делает атмосфера диспута на уроках, подготовленная чтением множества книг. Без этого сочинения учеников являют собой сплошную речевую ошибку. Современный учитель литературы использует не один, а разные учебники, варьирует их в зависимости от направления сложившейся с учениками дискуссионной атмосферы. В результате, в обучении эта атмосфера не ломается, готовясь к ней, ученикам "уместно" прочитывать книги... Введение же одного, так называемого, "единого" учебника по литературе (как в советские времена) избавит детей от мотива читать книги. Это "упростит" подготовку к выпускным экзаменам: достаточно будет вызубрить предложенную как единственно правильную трактовку художественного произведения, чтоб написать то, что хотят услышать проверяющие. Результат для России будет иметь глобальные последствия. Без чтения книг никакая гениальная педагогика не привьет правильную русскую речь детям. Так что в недалеком будущем тот речевой формат, который является предметом бесконечных насмешек в телешоу «Comedy Club», станет привычной нормой, а "великий и могучий" (бывший мировым языком) окончательно станет для детей "иностранным". Речь, как водится, изменит психологию и культуру российского народа, его способность влиять на развитие мировой культуры и т.д. Так что, как говорится, кто хочет - делает выводы.
Источник Сайт УГ