четверг, 31 мая 2012 г.

Писатель прошёл ЕГЭ по литературе


Братцы, я тут решил в очередной раз пройти ЕГЭ по литературе. По образцам этого года. Как-никак надо безупречно проделывать то, к чему готовишь детей.
Сдал очень плохо. Попробуйте сами ― в Сети полно этих тестов. Вместо «антитезы» написал «противопоставление» ― уже ошибка. При анализе стихотворения Пушкина «К Чаадаеву» на вопрос о средствах синтаксической выразительности вместо «восклицание» написал «обращение». Имеется в виду обращение «Товарищ, верь!» Не опознал эпитет в словосочетании «юные забавы», хотя, строго говоря, это никакой не эпитет, а метонимия, перенос по смежности, забавы юных, и то еще спорно. Да и какая разница, эпитет это, метафора или синекдоха? Это к смыслу пушкинского послания, равно как и к волнующей судьбе его адресата Чаадаева, не имеет ни малейшего отношения.
Детям близко не нужна вся эта терминология, они на другой день забудут, что такое анафора. Но как формализовать самое неформализуемое ― литературу? Только путем начетничества. Надо сделать все, чтобы литература перестала быть интересной ― ведь она, чего доброго, может внушить детям принципы, взгляды, какую-то любовь к какой-то свободе…
Очень плохо у русской литературы с утверждением государственных добродетелей, один Молчалин выражает их ярко и убедительно ― ну так надо выхолостить, высушить, провялить эту литературу, чтобы дети выносили из «Войны и мира» впечатление не о том, как фальшивы представители высшей бюрократии, а о том, что изображение дуба в сцене поездки князя Андрея в Отрадное называется, дети, параллелизмом.
Я почти убежден, что ЕГЭ по физике и химии еще терпимы, хотя и тут найдутся специалисты, утверждающие, что школьник при таком подходе теряет навык последовательного доказывания теорий и выведения формул. ЕГЭ явно неприемлем для истории ― знание дат еще не доказывает понимания процессов, хотя и даты, кто спорит, надо помнить. Но в литературе ЕГЭ ― абсурд, с последствиями которого я сталкиваюсь вот уже второй год в институте, где преподаю: дети не умеют
анализировать текст, не знают наизусть ни одного стихотворения, не умеют доказать простейшую мысль, зато периодически вспоминают даты рождения писателей и ― реже ― стихотворные размеры.
Любимый аргумент о том, что ЕГЭ открывает широкую дорогу в столичные вузы детям из провинции, настолько не выдерживает критики, что возвращаться к нему неловко: в конце концов, какая разница, откуда приедут невежды?
Все это, разумеется, пустое сотрясание воздуха. Да и какая разница, если количество бюджетных мест сократится вдвое и, следовательно, образование официально сделается платным? Да и кому нужно образование, если девять десятых выпускников не работают по специальности?
Все российское высшее образование, за ничтожными исключениями, давно уже спасение от армии и отсрочка от жизни. Спешите жить и переделывать эту жизнь ― для этого диплом не нужен. (Дмитрий Быков).
Источник здесь