пятница, 17 декабря 2010 г.

Условные языки крестьян-отходников и современная жаргонизированная речь

  В конце XIX – нач. XX в. в «Известиях Отделения русского языка и словесности Императорской Академии наук» (ИОРЯС) публиковалось немало статей и других материалов о народной речи, в том числе об условных (тайных) языках. С тех пор прошло более века, однако эти публикации не только не устарели, но становятся всё более интересными и ценными в научном отношении. Уже в XIX в. исследователей интересовали причины существования данных форм русской речи, источники их пополнения и т.д. По мере сбора, опубликования и сопоставления лексики из разных социальных вариантов языка, приходило понимание того, что раньше в России существовал единый условный язык бродячего люда («офенский язык»), варьирующийся в профессиональном, социальном и территориальном отношениях. «Начало его неизвестно; родина – Алексинская волость Ковровского уезда Владимирской губернии, откуда уже в 1700 г. по всей России расходились коробейники, называя сами себя масыками» [22:202]. Владимирские мелочные торговцы вразноску – это и были «старинные, коренные офени, своим промыслом занимающиеся издавна» [18:483].
Сейчас считается доказанным, что именно «офенский язык» лежит в основе всех других языков ремесленников-отходников (шерстобитов, шорников, портных и т.д.), а также и воровского языка XIX в. – «вымышленного, условного языка, на котором изъяснялись между собою лица, занимающиеся воровством, мошенничеством, нищенством и т.п.» [22:201]. Базовая лексика условных языков оказалась настолько живучей, что многие слова до сих пор используются в современных жаргонах и уголовном арго. М.А.Грачев называет следующие из наиболее ранних арготизмов, уже давно вошедших в литературный русский язык, – ватага «шайка», калика «нищий», мошенник «вор кошельков», поход «отправление на кражу» [5].
Говорят, «из песни слова не выкинешь», так и из языка ничего нельзя выбросить. Можно, конечно, стараться не замечать существования некоторых пластов русской лексики либо пренебрегать ими. Однако язык – живой организм, и то, что существует на его периферии, так или иначе связано со всем массивом языка. Рассмотрим материал, отраженный в публикациях ИОРЯС, с современной точки зрения: какие слова из языка старинных «ходебщиков» и сейчас понятны большинству говорящих на русском языке?
Читать дальше

Комментариев нет:

Отправить комментарий