понедельник, 30 июля 2012 г.

Татьяна Боровая: "Но снова возвращаться к сочинению как форме контроля НЕ ХОЧУ!"

Как себя чувствует человек, который пытался бороться с ветряными мельницами? Теперь я могу ответить на этот вопрос, потому что среди делегатов Всероссийского съезда учителей, состоявшегося в Москве в июле 2012, единственная проголосовала против резолюции съезда. Не знаю, что чувствовал Дон Кихот, но мне было обидно. Обидно, что пришлось долго просить слова (потому при выступлении голос прерывался, так как хотелось плакать от унижения). Обидно, что те, кто был согласен со мной, промолчали и проголосовали «за». Обидно, что меня так и не услышали…
Что же мне так не понравилось в принятой съездом резолюции (доработка которой продолжается, но больших изменений не предвидится)?
На встречах школьных учителей с преподавателями вузов мы все время слышим примерно следующее:
1) Вы плохо учите, дети не подготовлены.
2) ЕГЭ – это плохо, засчитывать при поступлении в ВУЗы его нельзя.
Эти же мысли прослеживались в некоторых выступлениях съезда. Эти же мысли отражены в его резолюции.
Вчитаемся в проект:
12. Выразить озабоченность снижением уровня подготовки (не общего развития, начитанности и т. п.!!!)современных выпускников по русскому языку и литературе, что, в конечном счете, будет препятствовать их социализации, способствовать размыванию границ культурной идентичности и утрате целостности национального сознания, создаст опасность интеллектуальной, духовной и творческой деградации молодого поколения.
14. Констатировать, что снижение качества школьной подготовки по русскому языку и
литературе в целом обусловлено

 уменьшением количества учебных часов, отведенных на изучение русского языка и
литературы;
 перегруженностью классов;
 изменением направленности обучения, смещением акцента с общефилологической составляющей на подготовку к ЕГЭ, что сужает сферу получаемых школьником знаний;
 нерешенностью проблемы организации процесса обучения в классах с разноуровневым поликультурным составом учащихся;
 недостаточно высоким методическим и профессиональным уровнем среднего российского учителя.
Парадоксально, что против этой фразы выступили не школьные учителя, а Цыбулько И. П., создатель контрольно-измерительных материалов ЕГЭ.
В обсуждаемом проекте появилось в качестве обсуждаемого предложения: «Исключить фразу «недостаточно высоким методическим и профессиональным уровнем среднего российского учителя» (предложение нескольких участников съезда).» Уберут ли?
Неужели мы себя настолько не уважаем, что голосуем за проект, не требуя сразу убрать подобные формулировки?!
О ЕГЭ:
13. Подчеркнуть, что введение ЕГЭ и ГИА противоречит идее диверсификации среднего
образования и в большинстве случаев приводит
 к значительной степени формализации образования;
 к исключению ряда разделов школьной программы, не проверяющихся во время ЕГЭ, из сферы внимания учителей, а следовательно, и учеников;
 к замене систематического и сознательного изучения предусмотренных программой разделов предмета «Русский язык» формированием механических навыков для выполнения типовых заданий и составления эссе по жестким схемам ГИА и ЕГЭ;
 к исключению из повседневной практики преподавания и контроля полученных знаний сочинения как главной формы речевой деятельности, порождающей у учащихся навыки речепорождения.
Много спорят о ЕГЭ. Конечно, это не показатель уровня грамотности учеников. Но одно, на мой взгляд, несомненно: мы знаем, что спросят, к экзамену можно подготовить. И если вспомнить, что не все у нас сдают на 100 баллов, наверное, не такие-то уж это «механические навыки». А за какие разделы школьной программы, исключенные из материалов ЕГЭ, радеют составители резолюции, мне так и не объяснили (уж извините за непонятливость).
Но снова возвращаться к сочинению как форме контроля НЕ ХОЧУ! Как, впрочем, и к ОБЯЗАТЕЛЬНОМУ экзамену по литературе:
11. Поставить вопрос о возвращении выпускному экзамену по литературе статуса обязательного при условии инновационных подходов к его проведению с учетом специфики требований для базового и профильного уровней, а также общегуманитарных и психологических задач проведения такого испытания на базовом уровне.
Я люблю литературу, считаю, что нужно увеличить часы на преподавание этого предмета. Но я не думаю, что можно привить любовь к чтению с помощью обязательного экзамена по литературе. И даже заставить читать (страшно звучит!). А уж фраза «инновационные подходы к его проведению» - звучит как анонс фильма ужасов.
Мы породим очередную волну лжи, искупаемся в которой именно мы – словесники.
Некоторые пункты резолюции показали, что ее составители не очень хорошо ориентируются в нашей школьной жизни. Они повторяли уже закрепленные в документах понятия и не вносили ничего нового. Надеюсь, что те поправки, которые предлагаются, будут учтены.
 Но вот один из пунктов, против которого я голосовала, так и не изменен:
22. Разработать Федеральный перечень художественной и справочно-энциклопедической литературы для обязательного комплектования школьных библиотек на традиционных и электронных носителях, рассматривать показатель оснащенности учебного заведения этой литературой как обязательный критерий при аккредитации и лицензировании образовательных учреждений.
Предложения, учтенные на этапе создания проекта резолюции
Пункт 23 вошел в проект резолюции по рекомендации участников съезда.
Почему промолчали учителя сельских школ? Нигде нет указания на то, что финансирование должно производится за счет государства. Можно разработать этот перечень, но где взять деньги, чтобы купить книги и все же пройти аккредитацию?
Итак, подводим итог: согласно резолюции, согласились с тем, что плохо учим и что в жизни нашей мало забот. Проголосовали. Почти единогласно.
Источник здесь