вторник, 26 июля 2011 г.

"В белом плаще с кровавым подбоем..."

В пурпурной лацерне, в синдоне из белого шелка, расшитом жемчугом и алмазами, в золотой диадеме, украшенной изумрудами и агатами, тетрарх Галилеи и Переи величественно шел по анфиладе комнат бывшего дворца своего брата. Бледное с клиновидной черной бородкой лицо Антипаса было надменно-спокойным: тетрарх был готов к милости сильного, равно как и к казни. Свита и рабы, с богатыми подарками в кованых сундуках из кедра, почтительно отстали. Они настороженно поглядывали на римскую стражу. Гвардейцы недвижным строем указывали путь процессии и недоуменными взглядами провожали четверовластника: тот поминутно подносил к носу полевую фиалку.
Поспешный вызов не в Антиохию, а в пригород Иерихона, внезапный, с полдороги, отъезд Копония и унизительный «почетный» конвой его отряда; приказ римской стражи телохранителям тетрарха оставаться у ворот, а свите – князьям и военачальникам – разоружиться, все это предвещало беду: Квириний, данной ему властью, мог отправить на суд императора любого наместника из своей провинции.
Это из "Предателя" -- романа  В. Осинского, который продолжают печатать в толстом веб-журнале "Перемены". У меня при чтении этого произведения постоянно возникает желание сравнивать с известным романом в романе. Вот и этот отрывок тоже напоминает  уже прочитанное.  Однако  справедливости ради надо сказать, что у Осинского другие, нежели чем у Булгакова, акценты, и сюжет больше бытовой, чем романтический. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий